Воспоминания причетнического сына 13 глава

Прямо за сим, без всякого промежутка во времени, было приступлено к расширению церкви. На общем собрании прихожан было решено теплый храм и колокольню разобрать и на том же месте выстроить новые храм и колокольню в огромных размерах, конкретно храм шириною до 7 саженей длиною до 10 саженей, двухпрестольный, а колокольня с каменною шейкою, либо Воспоминания причетнического сына 13 глава восьмериком, вышиною сажен до 10, и увенчать колокольню шпилем. Чтоб богослужение не прекращалось, бросить переустройство прохладного храма, хотя также тесноватого и убогого, до другого времени. Моими умными советниками и убежденными вдохновителями в трудах в особенности на 1-ое время по устройству приходского храма были сосед мой, Феодор Иванович Попов, священик Воспоминания причетнического сына 13 глава Близгородной Благовещенской церкви, и настоятель Устюжского Успенского собора, узнаваемый протоиерей и проповедник-импровизатор отец Иоанн Васильевич Прокошев, согласившийся перейти на службу сюда из Вологды по совету устюжского урожденца и бывшего настоятеля в сем соборе кафедрального протоиерея отца Василия Иоанновича Нордова. Отец Феодор как человек хороший и опытнейший, удивляясь Воспоминания причетнического сына 13 глава моей энергии, рекомендовал самому мне пристально смотреть за делом, обдумывать его кропотливо и не заострять внимания на маленькие проблемы, и отец Иоанн Васильевич своими убежденными, огненными речами поднимал мой дух и крепил мою веру в помощь Божию: "Трудитесь, работайте, - гласил он, - и веруйте мне: где добросовестный труд и работа Воспоминания причетнического сына 13 глава во Славу Божию, там и бог со своею всесильною помощию. Начинайте с Богом святое дело, не заботясь и скоплении средств. Будет дело - и средства будут, и помощников хороших вам Бог отправит". Незабвенные, святые слова, как вы побуждали меня в свое время!

Пока шли хлопоты по составлению и утверждению церковного плана Воспоминания причетнического сына 13 глава и переписка о разрешении переустройства церкви, кирпич заготовлялся безпрерывно, из года в год. За осторожным выполнением взятых на себя прихожанами обязанностей смотрел я пристально. Массовых уклонений от их не было, но частичные случались каждогодно и при том со стороны людей не бедных. Такое явление поначалу меня возмущало, возмущало и Воспоминания причетнического сына 13 глава усердных к церкви прихожан, но, присмотревшись поближе к этим людям и помня советы умных людей, я воспринимал небрежность их только к сведению, но никаких усиленных мероприятий против их не решал и хороших людей просил не беспокоиться. Зато лично меня оскорбляла некое время критика моих действий и убеждение Воспоминания причетнического сына 13 глава со стороны маленький группы недовольных моей кипучей деятельностью людей. Во главе этой группы стоял сначала грустной памяти крестьянин деревни Малинника Феодор Яковлевич Тесаловский, по прозванию "Федько Сероватый", а позже крестьянин деревни Прилука Миша Григорьевич Прилуцкий: "Какой он поп? - гласили эти люди. - Что захотит, то и воротит! И сторожа-то к Воспоминания причетнического сына 13 глава церкви дай, какого ему нужно, и дорогу-то ему в церковь охранника зимой разметите, и раскладками-то нас замучил, вот ведь прибавил еще по 1 фунту с души сырного льну в церковь; заместо фунта, как было поначалу, только давай ему два (справедливо, но так было постановлено по-моему настоянию приговором прихожан), а Воспоминания причетнического сына 13 глава проповеди у нашего попка какие! Попишет чего-то на бумажке, а то и без всякой бумаги, так сказывает нам, как тетка Опраха сказки (была такая рассказчица сказок в Опоцком приходе), а ведь он должен читать проповеди нам по книжке, обыкновенно у хороших-то попов!" к счастию, умные из Воспоминания причетнического сына 13 глава прихожан твердо стояли уже на моей стороне, и я продолжал поступать так, как находил необходимым. Сразу с переустройством церкви нужно было позаботиться и об устройстве школы, которой не было. Нельзя же признавать за школу шесть-семь мальчишек, сидевших за азбуками с указками в руках за кухонным столом Воспоминания причетнического сына 13 глава в избе отца диакона, под надзором его либо одной из дочерей его. Уступив под постройку школы целую десятину пустопорожней церковной земли, причт исходатайствовал разрешение епархиального начальства, и я, будучи избран в число гласных Устюжского уездного земства от фермеров Страдной и Востровской волостей, выхлопотал средства на постройку при церкви строения Воспоминания причетнического сына 13 глава для одноклассной земской школы, размерами 4х7 саженей с мезонином. План школьного строения с квартирою для учителя был составлен мною, и постройка его выполнялась под моим наблюдением. Земская школа, помещавшаяся некое время в древнем священническом доме, заместо которого построен был мною свой дом, переведена была в 1875 году в новое здание, уступленное со временем Воспоминания причетнического сына 13 глава под церковно-приходскую школу и отлично сохранившееся до сих пор. Любопытно то, что когда просил я у собственных прихожан по 3 копейки с души на отопление этого строения, они мне отказали, ссылаясь на тяжесть сборов в пользу церкви, а когда спустя два месяца я приехал на сход Воспоминания причетнического сына 13 глава по тому же делу с мировым посредником Ф. А. Катыбаевым, согласились без возражений дать на отопление школы по 5 копеек с души. Двенадцать лет предначертано было мне законоучительствовать в земской школе. За этот период времени учителями в ней были преемственно Прокопий Александрович Яхлаков и Николай Васильевич Ермолин. Тот и другой из их были Воспоминания причетнического сына 13 глава без специального педагогического образования, но учителя очень отличные. Они обожали малышей, понимали детскую душу, гласили ясно, тихо и просто. Их уроки увлекали и развивали деток. В одном отношении только Ермолин уступал Яхлакову - это в поддержании классной дисциплины. Высоко ценил я этих добротных людей и учителей и от их Воспоминания причетнического сына 13 глава воспользовался полным почтением. Работали по школе мы любовно и дружно, и наша школа была не из последних. В ней с фуррором преподавалось даже церковное пение, которого от учеников земской школы никто никогда не пробовал и которым но же любовались как предки деток, так и школьное начальство. Пением с детками Воспоминания причетнического сына 13 глава занимался в школе законоучитель на уроках по закону Божию и достигнул того, что, стоя за амвоном, посреди церкви, а не на клиросах, малыши могли без помощи других пропеть всю литургию, чего но же не допускалось, чтоб не затягать неумеренно длительно богослужение. Господа учители для уроков пения были Воспоминания причетнического сына 13 глава неспособны, не были знатоками пения и члены причта, хотя единолично и пели они отлично, им не рекомендовалось даже принимать какое-либо роль в детском пении в церкви, чтоб не путать малышей. А для управления пением в церкви избирался из среды учащихся один из самых способных, который должен был принять от законоучителя из Воспоминания причетнического сына 13 глава алтаря тон и дирижировать поющею массою товарищей в 40-50 человек. Одним из самых сверкающих дирижеров этого школьного хора два года была ученица Пелагея Петровна Копыльцева, дочь крестьянина деревни Григорьевского, отличавшаяся красивым слухом, музыкальным вкусом и неплохим голосом. Пели большею частию в терцию, по альтовым ноткам, хотя учились Воспоминания причетнического сына 13 глава и не по ноткам, а с голоса. Нет нужды объяснить, что это пение, на 1-ое время, производило фурор, матушки и бабушки рыдали от радости за собственных деток. В качестве начальников посещали нашу школу господа смотрители Устюжского уездного училища А. П. Воронецкий и А. И. Дементьев и инспекторы Эраст Георгиевич Тимофеев и Петр Воспоминания причетнического сына 13 глава Александрович Блинов. Они все оставались довольны состоянием нашего училища в учебном и воспитательном отношениях, а за непомерные труды по церковному пению благодарили законоучителя в особенности. На этой благодарности и основал я требование некого вознаграждения за труды по пению: "Вашу благодарность, господа, - гласил я им, - принимаю также с Воспоминания причетнического сына 13 глава благодарностию и думаю, что она будет простираться далее. Если вы находите, как и я, обучение учеников земской школы церковному пению делом полезным, то признаете справедливым и выхлопотать перед земством за него какое-либо валютное вознаграждение трудящемуся. А если этого не последует, то буду мыслить, что тружусь зря. Равнодушие земства вынудит меня Воспоминания причетнического сына 13 глава бросить в школе вокальные занятия с детками, как дело необязательное, невзирая на то, что с моей точки зрения этот труд священный, приятный и многополезный". И мне назначили жалованье за законоучительские и вокальные труды по 60 рублей в год. В качестве же знатных гостей средка бывали в нашей школе председатель Воспоминания причетнического сына 13 глава земской управы пот. поч. гражданин Феодор Степанович Филипьев и мировой посредник Феодор Александрович Катыбаев. Эти господа были дорогими гостями не только лишь для учителей и законоучителя, всегда и все у их хваливших, да и для деток, которым давали за отличные ответы на пряники рублевки. Не всегда и Воспоминания причетнического сына 13 глава не все но же проходило в нашем училище отлично и гладко, бывали недоразумения и огорчения. К примеру, одному из господ инспекторов не приглянулась расстановка в классной комнате ученических парт, почему он здесь же при детях и дал распоряжение поставить парты по другому. Учитель Н. И. Ермолин растолковал начальнику, что такая Воспоминания причетнического сына 13 глава расстановка столов уже была попробована и признана неловкой потому-то и потому-то. Инспектор продолжал настаивать. Тогда я поставил вопрос: "А куда прикажете поставить святую икону в случае желательной вам перестановки столов? Ведь малыши окажутся к ней спинами, если бросить ее на реальном месте, где и благопристойно ей быть Воспоминания причетнического сына 13 глава". Пока инспектор соображал ответ, огорченный учитель, подойдя к выходной двери, над нею указал иронично место, сказав, что тогда икону придется поставить сюда. После перерыва инспектор сделал мне два замечания, хотя и не при детях, что, во-1-х, я очень обычным языком даю уроки закона Божия, а позже поставил некий суровый Воспоминания причетнического сына 13 глава вопрос из сферы христианского любомудрия, хотя и одному из наилучших учеников старшего отделения, но вне программки, да вопрос таковой, что разрешение его не всякому по силам и из людей с богословским образованием. А потому что при уроках закона Божия никакого действия не оставлял я без достаточного освещения, и предложенный инспектором Воспоминания причетнического сына 13 глава вопрос был уже мною рассмотрен со старшим отделением в свое время, то спрошенный ученик и отдал ответ верный. "Почему ты так думаешь?" - продолжал испытывать ученика инспектор. "Так научен я мыслить", - отвечал ученик. "Не слыхал я такового решения вопроса", - увидел мне инспектор. "Ну-с, итак вот, не угодно ли, послушайте Воспоминания причетнического сына 13 глава. Так решается этот вопрос не одним мною, а целым рядом ученых, вот, к примеру, имена неких из их, - и я именовал их, - имена, вне сомнения, вам известные, сможете во всякое время проверить мои уроки по их сочинениям. Что все-таки касается простоты языка на моих уроках, простоты, но Воспоминания причетнического сына 13 глава, не вульгарной, а если желаете, простоты путятинской, либо крыловской, то знайте, что я работаю тут не для щегольства литературными красотами языка, а для полезности моей паствы. Я желаю, чтоб ученик осознавал меня, как соображает отца и матерь, и говорю его языком, я желаю, чтоб он помнил мои речи и Воспоминания причетнического сына 13 глава рассказы и мог во всякое время передать их верно и мамы, и бабушке, и всем, кто спросит о том, чему его учат у нас в школе. И я знаю, что меня пристально внемлют, меня понимают старенькый и малый в церкви и в школе". "Я служу, меж иным, присяжным, - увидел мне Воспоминания причетнического сына 13 глава инспектор на эти слова, - говорю незапятнанным литературным языком и убежден, что и меня все на суде отлично понимают". "Пусть так, спорит не будем, - произнес я в конце концов, - а вот, не угодно ли, на данный момент же дадим по уроку закона Божия: вы своим языком литературным, а Воспоминания причетнического сына 13 глава я языком Ивана Андреевича, также ведь литературным, хотя и народным, и поглядим, кого лучше усвоют малыши". "Нет, этого допустить нельзя". "Ну так извините и позвольте мне делать свое дело тут по убеждению личному, как нахожу необходимым и полезным, и считать себя свободным от всяких замечаний со стороны государя Воспоминания причетнического сына 13 глава инспектора училищ". "Да что вы, помилуйте, я ведь так, к слову, не в оскорбление, по-приятельски, если желаете...", - и прочее. "Так и вы меня простите, - произнес я, - за простоту и откровенность разъяснения; не умею я ни ханжить, ни двуличничать". Бывали у меня и у учителя Ермолина и еще столкновения с Воспоминания причетнического сына 13 глава этим почетным инспектором, занимавшим время от времени нас на досуге рассказами о собственной "прекрасной темной козе", но всего не передашь, да не вижу и полезности. Пора побеседовать при том и о других делах.

Наше земское училище выстроено было, так сказать, мимоходом, меж иным. Мое внимание по строительной части сосредоточивалось, приемущественно, на Воспоминания причетнического сына 13 глава церкви. Пару лет было употреблено на заготовку кирпича и в то же время скоплялись средства. А когда признано было более либо наименее достаточным количество кирпича и средств, было приступлено тогда к разборке прежней церкви и колокольни, простоявших только 100 лет. Церковь освящена была, помнится, в 1769 году и разобрана Воспоминания причетнического сына 13 глава в 1872 году. Еще была в то время на Устюжском городском кладбище та древесная церковь, проданная устюжанам, когда посреди их явилось желание иметь ее там, которую в свое время заменила в Е-ге церковь каменная. При разборке этой церкви нашлась вся своеобразность кирпичных работ прошедшего времени. Не только лишь Воспоминания причетнического сына 13 глава не были покрыты щебнем и залиты известью ряды очень маленького фундамента, да и в стенках положенными на известь оказались только лицевые ряды кирпичей со сторон внутренней и наружной, а средина стенок была залеплена сухим щебнем. В денек разборки храма была отслужена ранешным с утра последняя божественная литургия и благодарственный Воспоминания причетнического сына 13 глава молебен. Мне чувствовалось обидно. И тотчас же приступлено было к разборке св. престола и алтаря, уборке утвари и св. икон. А на верху храма уже снимались св. кресты древесный шпиль колокольни был срублен, два колокола спущены обыденным порядком, а другие три снесены людьми на руках. Колокольня же была тонка Воспоминания причетнического сына 13 глава, мала и так плоха, что я согласился с подрядчиком одеть ее кругом в нескольких местах сразу бечевами и сдернуть руками народа. Решено и изготовлено. Колокольня пала на площадь, развалившись по ней достаточно большими кусочками. Разбившихся кирпичей вышло не достаточно. При разборке же церкви меня поражала устойчивость кирпичного свода ее Воспоминания причетнического сына 13 глава. Когда подбита была вся стенка, на которую опирался он половиною собственной тяжести, и оставался уже один кирпич, свод все еще держался на нем одном и упал только тогда, когда рабочие стали выбивать из стенки вагою последний кирпич. Нужно дать справедливость, свод был устроен отлично. Но вот разборка храма окончена, место Воспоминания причетнического сына 13 глава очищено. Канавы вырыты прихожанами. Утвержден и фундамент. Назначено время закладки нового с колокольнею храма. Разосланы по близлежащим приходам повестки. Последовала и закладка нового храма при участии 1-го только соседа моего отца Феодора Иоанновича Попова, священника Близгородной Благовещенской церкви. Торжество церковное было редчайшее, богомольцев было огромное количество. При достаточном количестве рабочих работа Воспоминания причетнического сына 13 глава шла удачно, но окончить ее в одно в одно лето не вышло способности даже в ее кирпичной части, из-за некого, хотя и маленького, недочета кирпича, который и приготовлялся на всякий случай к тому же в это лето. Не считая того, необходимо было набрать подполки, пола, подволоки Воспоминания причетнического сына 13 глава, оштукатурить их и стенки и, в конце концов, покрыть храм железом. И пришлось по необходимости всю зимнюю пору 1870-71 года служить мне с причтом в прохладном храме. И я, по милости Божией, служил воскресные и торжественные деньки неопустительно и служил литургии. Журили меня за эту смелость, страшную как будто для здоровья, многие Воспоминания причетнического сына 13 глава добрые люди, но я не мог не служить, чувствуя себя здоровым. Были и богомольцы всегда, а в особенности в величавые празднички. Не помню вот только, где, когда и как я воспринимал исповедников, но только, думаю, что если и воспринимал, то не величавым постом, когда все-же и для всех Воспоминания причетнического сына 13 глава было холодно, а во время постов летних, Петрова и Успеньева. Как, но, можно служить в прохладном каменном храме зимою, когда температура на улице и в нем могла быть градусов 30 и больше ниже нуля? И почему не было поставлено временно печи? Печи нельзя было ставить поэтому, что Воспоминания причетнического сына 13 глава храм этот был с открытым восьмериком, с очень тонкими стенками и плохо приделанными оконными рамами. И если б задаться мыслию крепко заделать летние рамы, поставить к ним другие, внутренние, и, устроивши печь, отоплять этот храм, то вышли бы, при неком тепле, угар и сырость, а приспособление это стоило бы недешево. И Воспоминания причетнического сына 13 глава я отважился служить в храме совсем прохладном, никаким методом не отопляемом. Для этого обвязывали мы, служащее духовенство, головы платками, одевали меховые подрясники и во время утрени, когда при малом количестве богомольцев бывало время от времени жутко холодно, держали руки в шубных рукавицах. Вынешь из нее руку, перекрестишься Воспоминания причетнического сына 13 глава, поклонишься и тотчас же опять надеваешь рукавицу. Также поступали и наши богомольцы. За обеднями же, когда заполнялся до тесноты наш маленькой храм богомольцами, было уже теплее. Все же в огромные 30-градусные морозы в месяцах декабре и январе жутко казалось время от времени приступать к совершению божественной литургии, хотя у Воспоминания причетнического сына 13 глава меня тогда, при тридцатилетнем возрасте, и довольно было сил физических и духовных. Как никак эта приснопамятная зима для служащего духовенства и богомольцев прошла совсем благополучно - не пострадал никто. Она усилила только строительную энергию, когда наступили весна и лето. Все сознали, что нужно строющийся храм приготовить к освящению по озари Воспоминания причетнического сына 13 глава такого же года. Столярные и резные работы иконостаса для нового двухпрестольного храма, с его окраскою и позолотою были отданы с торгов Тотемскому обывателю Илие Адриановичу Тесаловскому, а железо-кровельные - устюжскому обывателю Ивану Феодоровичу Говорову. А потому что весь материал лесной и металлический был заготовлен еще в прошлые годы, то Воспоминания причетнического сына 13 глава все работы шли сразу, с тою только разностию, что одна из их заканчивалась, другая длилась, 3-я начиналась. При всем этом иконы были писаны в Устюге, а иконостас приготовлялся на месте в Е-ге, зачем дана была мастерам квартира. Понятно, увлеченный строительным жаром все свободное время я был на той Воспоминания причетнического сына 13 глава либо другой работе либо с церковными строителями, а позже с заменившими их членами церковного попечительства в приходе, содействуя последним в трудах по получению с прихожан раскладочных сборов на устройство храма. Время текло. Церковные работы двигались более либо наименее удачно. Но становилось ясно, что до пришествия зимы все работы нет Воспоминания причетнического сына 13 глава никакой способности окончить. Потому решено было бросить расцветку и позолоту иконостаса, а равно и штукатурку храма до будущего года. К освящению же приготовить только один придел в честь Рождества Христова с белоснежным иконостасом. И исключительно в декабре успели окончить и в этом объеме намеченные работы. Освящение Христорождественского придела совершено Воспоминания причетнического сына 13 глава было 14 декабря 1873 года местным благочинным папой Григорием Васильевичем Старостиным в сослужении 3-х священников примыкающих церквей и местного при чрезвычайном, можно сказать, неслыханном тут собрании богомольцев. Дорогого соседа моего, отца Феодора Иоанновича Попова, уже не было. Он погиб, не дождавшись освящения нашего храма. Не было и устюжского протоиерея отца Иоанна Васильевича Прокошева, переведенного Воспоминания причетнического сына 13 глава уже на старости лет в Кадниковский собор, по неведомым в точности причинам, крутым и очень решительным епископом Павлом Доброхотовым. Прошел еще год и полтора месяца. За этот период времени уже все церковные работы были покончены. В оба придела иконы написаны, иконостас выкрашен зеленоватым оттенком, резьба вызолочена по мардану, выкрашен Воспоминания причетнического сына 13 глава и пол церковный, древесный, стенки и подволока заштукатурены, выкрашена и крыша на церкви, стальные листы которой на 1-ое время были только загрунтованы. Освящение этого придела в честь Покрова Божией Мамы совершено было в феврале 1875 года этим же папой благочинным Старостиным при участии тех же священников, которые Воспоминания причетнического сына 13 глава были и на освящении Христорождественского придела. К этому освящению нашего храма выписан был из Устюга соборный хор певчих, регентом которого был брат мой, учитель Николай, сейчас настоятель Утмановской Илиинской церкви Никольского уезда. А для отдаленных богомольцев, в особенности не имеющих в приходе родственников, в виду уроков прошедшего, по мысли настоятеля Воспоминания причетнического сына 13 глава, была приготовлена хорошими прихожанами закуска, которою и распоряжались на открытом воздухе, в комфортном для того месте господа члены попечительства с избранными в помощь им трезвыми и почетными прихожанами. Собрание богомольцев было хотя меньше, чем на первом освящении храма, но все таки очень огромное, и я должен признаться, что, задумав угощение Воспоминания причетнического сына 13 глава богомольцев хлебом и солью, боялся за благополучный финал его. Но, к счастию, мои почтенные сотрудники отлично исполнили это дело, давшее даже некий доход церкви и массу благодарности распорядителям. И тут практически каждый жертвовал в пользу церкви по пятачку, а некие и по гривеннику. И вообщем все дела Воспоминания причетнического сына 13 глава по церковной постройке и во все продолжение ее прошли гладко, умиротворенно, благополучно. Ни больших недоразумений с подрядчиками, никаких неудовольствий, ни болезней, ни ушибов рабочих, ничего противного не бывало, по тривиальной милости Божией. А бывали моменты во время работ, когда были бы всякие неожиданности до суровых проблем. В один прекрасный момент, к примеру Воспоминания причетнического сына 13 глава, летним вечерком, намедни какого-то праздничка шел маленький дождь. Я пошел в церковную ограду поглядеть, не работают ли еще там плотники, ставившие стропила и прибивавшие решетинник. Оказалось, что какой-то из них что-то делает на самом краю церковной стенки. "Левушка! - говорю ему. - Пора работу кончать Воспоминания причетнического сына 13 глава, завтра праздничек". "А сейчас, только раза два-три топором махнуть, и делу конец". Это был один из самых возлюбленных мною плотников, смелый, толковый, добросовестный, замечательно отлично владевший топором, одним словом, правая рука подрядчика во всяком принципиальном деле. И чуть успел он дать мне ответ, как переступив с места, поскользнулся и столбом повалился Воспоминания причетнического сына 13 глава на землю с высоко поднятым топором в правой руке. Упавши на землю, стоя, он присел, но с ног не упал. Я к нему. Посиживает, молчит, и топор в руке. "Ну, что? Каковой ты? Вставай, буде можешь", - говорю ему. Спустя минутку, две, при моей помощи он встал, шагнул пару раз Воспоминания причетнического сына 13 глава, бросил топор, снял фуражку и стал креститься со словами: "Слава Богу! Все цело и здорово, и я живой, а если б я свалился на дерево либо камень (в чем же не было тогда недочета в ограде церковной), что было бы со мной!" "Был бы ты, Левушка, уродец либо мертвец Воспоминания причетнического сына 13 глава", - увидел я. "Ведь пошел дождь, и было надо кончать работу, так нет, - гласил он будто бы сам с собою, - дай еще, да еще, ну, вот и помни, каково на празднички работать отлично еще, что выручил меня Бог за чьи-то молитвы". Либо поднятие на колокольню шпиля и утверждение Воспоминания причетнического сына 13 глава на нем креста - какие это небезопасные работы! Мельчайший недосмотр, ошибка либо то, что именуется случайностью - и человека либо нескольких как не бывало, они погибли. Сейчас шпили на колокольни делаются стальные, составные и утверждаются на собственном месте по частям. Это совершенно другое дело, дело практически неопасное, естественно, сравнимо. А в то Воспоминания причетнического сына 13 глава время, о котором речь идет, было не так. Шпили делались в сельских церквах, да, возможно, и в городских, большею частию древесные. Вырубалось огромное и совсем прямое, как свеча, сосновое дерево. У нас для шпиля было приготовлено дерево длино. 8 сажен и восьми вершков в отрубе. Согласно с рисунком, оно обделывалось Воспоминания причетнического сына 13 глава в виде восьмигранном либо четырехгранном, полностью подымалось на колокольню и там утверждалось в каменной шее либо в древесных же брусьях, укрепленных уже в звоновой туше колокольни, тут обшивалось железом, окрашивалось, после этого и утверждался на нем крест. Церемония поднятия шпилей была сколько праздничная, столько же и страшная Воспоминания причетнического сына 13 глава, требующая от мастеров четкого познания дела и несокрушимого присутствия духа. На нашу колокольню поднимали шпиль свои мастера, уже известные фермеры Иван Андрианович Тесаловский и Левушка Исадский с некими из собственной артели. Хотя это дело одному из их было совсем не знакомое, а другой только видал, но не участвовал Воспоминания причетнического сына 13 глава в нем, но же они уступили моим убеждениям. А я не колебался в уме и смелости их нимало. Итак, шпилевое дерево обделано и положено на балки, устроен ворот, утверждена на шее еловая шпилька саженей 4 и к ней прикреплен блок, в него продет канат, один конец которого захватил шпиль, а другой Воспоминания причетнического сына 13 глава подан на ворот. А чтоб не сломать шпильки либо не разворотить шеи, бичевы, долженствующие охранять ту и другую, были далековато отнесены в стороны и закреплены бережно и крепко на земле. Поднятие шпиля происходило летом 1873 года в один из торжественных дней тотчас после обедни, с молебствием и окроплением его св. водою Воспоминания причетнического сына 13 глава. Богомольцев и зрителей редчайшего действия было огромное количество. Приняв благословение, наши мастера пошли на свои места на шею колокольни. Раздалась команда. Взятый за средину шпиль поначалу двинулся несколько по земле к колокольне, но твердо удерживаемый силою противодействия либо при посредстве оттяжек каната, поданного народу, стал медлительно и плавненько Воспоминания причетнического сына 13 глава подниматься, как весовой баланец, с тонкою бечевкою на толстом конце, а шпилька, как жива, дрожала, как будто от испуга. Когда же дошел шпиль благополучно до блока шпильки, то за конец этой узкой бечевки, находившейся уже в руках Левушки, был основанием своим просто подтянут к отверстию шеи. Раздалась команда: "Отдавай Воспоминания причетнического сына 13 глава вытяжную тихо!". Шпиль стал садиться на свое место, и вот он на месте. Стремительно была установлена корректность его положения, утверждено основание и прикреплена к нему до самой верхушки еще легкая лестница. Никто из присутствующих не замечал течения времени и не отрывал собственных глаз от юных мастеров. И вот Воспоминания причетнического сына 13 глава, прикрепив к шпилю последнюю лестницу, верхушка которой была несколько выше шпиля, Иван Андрианович, немного придерживаясь левою рукой за тетиву лестницы, вдруг, внезапно для всех, встал одною ногою на верхушку шпиля (другая не поместилась и висела на воздухе) и начал креститься и молиться. Весь люд на земле, по-видимому, закончил дышать от испуга Воспоминания причетнического сына 13 глава за человека на минутку. И вот посреди этой могильной тишины с высоты на данный момент поднятого шпиля, точно с неба, мы услышали приветствие: " С благополучным поднятием шпиля поздравляю вас, православные!" И стал он прямо за тем со своими ассистентами спускаться на землю. Но, когда, признав необходимым на Воспоминания причетнического сына 13 глава данный момент же сердечно и открыто поблагодарить его за блестящее выполнение дела, посмотрел я на него, то увидал, что мой Иван Андрианович, всегда румяный, был бледен, как полотно, и повелел подать ему немедля стакан водки, хотя он и не в особенности жаловал ее. Было ясно для меня, что поднятие и Воспоминания причетнического сына 13 глава установка шпиля, а в особенности молитва на верхушке его вызвали последнее напряжение всех сил этого человека. Несколько позднее, также в торжественный денек и также благополучно были подняты и поставлены на свои места кресты и на новый храм и колокольню, при большенном собрании прихожан, Иваном Феодоровичем Говоровым, делавшим и золотившем их Воспоминания причетнического сына 13 глава.

В последующие три года, после освящения второго, Покровского, придела в 1874 году, я занят был улучшением церковной утвари и ризницы. В это время, а частию и ранее, были куплены два напрестольных серебряных креста, большой и малый, два Евангелия, огромное с серебряною сплошною кругом отделкою, серебряная же дарохранительница, весом, помнится, 5 фунтов Воспоминания причетнического сына 13 глава, и серебряное же кадило. Все эти предметы были позолоченные, а кадило белоснежное. Пасхальный трехсвечник, канделябры к местным иконам и паникадила куплены медные. Ризница пополнялась обычно из дешевеньких материй практически каждогодно, плащаница куплена была также неценная, и только одно полное облачение священническое и диаконское сделано было из материи дорогой. Отлично Воспоминания причетнического сына 13 глава помню, что за парчу для ризы и стихаря с воздухами, плачено в Москве по 8 рублей за аршин. В Москве и сшиты были эти последние облачения по мерке, данной Устюжскому негоцианту, покойному Василью Ивановичу Охлопкову, покупавшему эту бархатную парчу. А все другие швейные работы по церкви выполнялись в моем доме Воспоминания причетнического сына 13 глава местным прихожанином, крестьянином деревни Скарятина Максимом Артемьевичем Тесаловским. И это был неплохой мастер собственного дела и очень неплохой человек, толковый, добросовестный и богобоязненный. Много поработал он у меня в доме для церкви и для меня. И здесь-то с ним в длинноватые зимние вечера, когда посиживают, бывало Воспоминания причетнического сына 13 глава, еще с нами церковный предводитель, тот либо другой член попечительства и, в конце концов, церковные охранника, дискуссировались мои строй планы, изыскивались валютные источники для церковных нужд и рассматривались народные обычаи худенькие и добрые и сообщались мне всяческие предрассудки и суеверия; короче, тут в моей кухне, с первых лет Воспоминания причетнического сына 13 глава моей священнической службы, повелись истинные внебогослужебные собеседования, перенесенные позже в церковь в 1875 году, а сейчас издавна уже заслужившие право гражданства и всераспространенные по лицу земли российской до последних пределов.

В 1875 либо 1876 году, когда у нас были только-только покончены по церкви строй работы с многомилионными расходами, в примыкающем приходе Воспоминания причетнического сына 13 глава был куплен новый колокол, весом 70 пудов. Гул этого колокола стал слышен в половине практически и нашего прихода, даже и на нашем погосте. Мои мужички прогуливаются, внемлют и молвят: "Луженьга-то, Луженьга (заглавие прихода) как щеголяет!" Я обдумывал в это время вопрос: что делать с прохладным храмом? И как его переустроить Воспоминания причетнического сына 13 глава? Переустроить же и этот храм, очень тесноватый и нехороший, казалось мне нужным. Но заметив, что и моим прихожанам будто бы охото заняться сейчас повышением церковного гула, я решил использовать их настроение. На созванное по этому поводу собрание явились практически все домохозяева. Желание прирастить церковный гул обнаружилось общее и горячее Воспоминания причетнического сына 13 глава. На нем было постановлено продолжить все сборы с прихожан хлебом и льном в пользу церкви, сюда же отдавать и выручку прихожан от подъема соляных судов в Березовском пороге в течение 5 лет и, не считая того, сделать подписку меж прихожанами для добровольческих пожертвований на покупку колоколов, а мне дать доверенность на заем Воспоминания причетнического сына 13 глава средств с обязательством прихожан, за круговою порукою, погасить предполагаемый долг в пятилетний период времени. К весне 1877 года в распоряжении церковного попечительства уже было средств 3000 рублей, с которыми и доверено было мне в мае того года ехать в Москву за колоколом одним либо 2-мя, по моему усмотрению. Но откуда Воспоминания причетнического сына 13 глава же так скоро взялись эти средства? При всеобщем сострадании не тяжело было мне нажить средства, а отвечать на этот вопрос еще проще. Около 1000 рублей отдала подписка, да 2000 рублей были взяты у богатых прихожан в долг без процентов. Но в Москву один я не поехал, а выпросил в Воспоминания причетнического сына 13 глава товарищи 1-го из основных жертвователей, крестьянина деревни Царевой Горы Семечки Ивановича Нелаева, пожертвовавшего 100 рублей. По 100 рублей пожертвовали, скажу кстати, также приходские фермеры деревень Ровдина Яков Козмич Шумилов, Кичуги Петр Иванович Нелаев и Андрей Михайлович Менькин. До Москвы но с Семеном Ивановичем я не доехал, а купил в Ярославле у Порфирия Воспоминания причетнического сына 13 глава Павловича Оловянишникова два колокола весом одно в 52 пуда, а другое в 130 пудов, по 15 рублей за пуд с доставкою их в Вологду на ветку в Турундаево. Тут куплена была лодка, наняты лоцман и работники. А колокола поставили на лодку турундаевские мужички за полведра водки. И поплыли наши колокола вниз Воспоминания причетнического сына 13 глава по рекам Вологде и Сухоне до Е-и, а мы с Семеном Ивановичем, спустя некое время, направились и прибыли домой на пароходе. Приплыла в свое время благополучно и лодка с колоколами. А потому что с берега до церкви необходимо было везти колокола целую милю, то Иваном Андриановичем, по данному ему рисунку Воспоминания причетнического сына 13 глава, изготовлена была особая на катках и брусьях телега и приготовлена на столбах, близ церкви, временная звонница. На этой телеге привезены были народом, собравшимся на погосте во огромном количестве, сразу, оба колокола, искусно снятые с лодки этим же Иваном Андриановичем Тесаловским. Началось поднятие колоколов на звонницу. Большой колокол подошел Воспоминания причетнического сына 13 глава ушами к стальным крюкам отлично, а 2-ой нет. Необходимо было уже употребить силу, а не одно искусство, хотя этим последним и отличался мой Иван Андрианович, которому предоставлено было и это дело. Взглянув в массу народа, я скоро увидел в ней фермеров деревни Лодейки, братьев Осипа и Василья Андреевичей Воспоминания причетнического сына 13 глава Мизгиревых, узнаваемых собственной большой силой, вызвал их и растолковал в чем дело. Необходимо было приподнять колокол весом 52 пуда. "Отлично", - ответили они, и вослед потом встали один за одним на обратные стороны, положили по рукавице на правые плечи и, подведя их под колокол, подняли его, как жалкую тяжесть. А Иван Воспоминания причетнического сына 13 глава Андрианович мгновенно в уши колокола вдел крюки и... дело кончено! Это была майская ночь, ночь народного ликования в Е-е, а которого числа не помню. Летописи же Е-и сейчас под руками у меня нет. И началась проба новых колоколов, и загудел в Е-е невиданный полунощный гул, продолжавшийся длительно, длительно Воспоминания причетнического сына 13 глава и слышанный далековато, далековато. И сейчас с чувством умиления, вровень с святыми деньками закладки храма и его освящений, вспоминают е-еи старенькые и пенсионеры эту ночь всенародного духовного торжества и ликования.


vosprinimayushij-apparat-analizatora-raspolagaetsya-v-nachalnom-otdele-vozduhonosnih-putej-v-nosovoj-polosti.html
vospriyatie-cheloveka-chelovekom.html
vospriyatie-dvizheniya-i-vremeni.html