Восточнославянские литературные языки

Сейчас есть три восточнославянских литературных язы­ка: белорусский, российский и украинский.

В истории южнославянских и западнославянских литературных языков произошел разрыв с старой кирилло-мефодиевской тра­дицией. Более непростая картина наблюдается в процессе становле­ния восточнославянских литературных языков, в особенности русско­го, который не терял связи с старым кирилло-мефодиевским наследием Восточнославянские литературные языки. Напомним, что литературный язык — это язык, который обслуживает высшие духовные и культурные потребности народа. С момента принятия христианства литературным языком восточных славян являлся язык церкви. Другие формы речи (деловая, разговорная, публицистическая, научная и др.) уже подстраивались к этому главному типу речи, степень их литературности впрямую зависела от близости к языку церкви Восточнославянские литературные языки. Исключительно в XVIII в., когда происходит секуляриза­ция многих сторон жизни, формируется литературный язык, не связанный конкретно с языком церковным.

Российский язык

1-ые письменные монументы относятся к X веку, литературный язык сформировался в Х1У веке. Система письма - кириллица. Язык флективного строя.

В области фонетики:

- коротких и Восточнославянские литературные языки длительных гласных, дифтонгов, носовых гласных, слоговых
плавных нет;

- твердость - мягкость согласных проявляется ясно;

- ударение силовое, разноместное, подвижное.

В области морфологии:

- двоякое число, звательная форма, супин не сохранились ;

- категории определенности-неопределенности нет;

- система прошедших времен не сохранилась;

- инфинитив не утрачен;

- три типа склонения;

- у глаголов два спряжения.

С принятием христианства на Руси в качестве Восточнославянские литературные языки литературного утверждается старославянский язык. Говоря на различных диалектах, киевляне и новгородцы использовали общий книжный язык в церковном богослужении. Древная датированная восточно­славянская рукопись — Остромирово евангелие (1056—1057) — написана на книжнославянском языке российской редакции. Ученые до сего времени не пришли к одному воззрению относительно того, нов­городцем либо киевлянином Восточнославянские литературные языки был писец этого монумента дьяк Гри­горий, потому что в собственном языке он не оставил следов собственного новго­родского либо киевского происхождения. Открытые в Новгороде в 2000 г. восковые дощечки с записью псалмов также не содержат ничего такового, что бы позволило найти диалектную принад­лежность писавшего. Более того, старославянский текст Восточнославянские литературные языки этих псал­мов даже не содержит морфологических русизмов, что гласит о идеальном знании старославянского языка русскими книжни­ками в самом начале XI в. Таким макаром, книжнославянский язык (т. е. русифицированный старославянский) явился первым лите­ратурным языком восточных славян. В то время старославянский язык воспринимался не как зарубежный, как «окультуренная Восточнославянские литературные языки, правильная» разновидность родного языка. Как следует, ни о каком «насильственном» внедрении этого языка в культурную жизнь Старой Руси не могло быть речи.

Мы не имеем письменных памятников эры болгарского под­чинения российской церкви. Такими возможно окажутся отысканные в 2000 г. в Новгороде восковые дощечки с записью псалмов, о кото­рых только-только говорилось Восточнославянские литературные языки. Но можно допустить, что в это время появилось много книжников, владевших старославянским языком. Принимая во внимание «этикетный» нрав Средневековья, мо­жем полагать, что в это время старославянский язык крепко утвердился на Руси, став одним из важных компонент рус­ской культуры. Совместно с тем ввиду признания Владимиром Восточнославянские литературные языки не ви­зантийского, а российского права получают письменную фиксацию фактически российские правовые тексты, опиравшиеся на устную, фактически русскую речь2. Взаимодействие книжнославянского и фактически российского языков и составило основное содержание ис­тории российского литературного языка прямо до конца XVIII в.

О том, что старославянский язык играл главную роль в духовной культуре Восточнославянские литературные языки Старой Руси, свидетельствует состав древ­нейших памятников. Из 139 памятников XI—XIV вв., фигуриру­ющих в «Словаре книжников и книжности Старой Руси», только 40 являются уникальными, другие — переводные. Из этих 40 памятников большая часть имеет религиозный нрав, стало быть, и в их имеется доминирование книжнославянского языка. В перечне древних рукописей, составленном Н.Н Восточнославянские литературные языки.Дурново, подавляю­щее большая часть составляют рукописи религиозного содержания. По данным О.В. Творогова, из более чем 130 сохранившихся ру­кописных памятников X—XII вв. около 80 текстов — богослужеб­ные книжки. В библиотеке Соловецкого монастыря до 75 % древ­нейших рукописей представляют собой общий для южных и вос­точных славян слой Восточнославянские литературные языки памятников. Все это гласит о единстве куль­турных и книжных традиций восточных и южных славян.

На восточнославянской почве старославянский язык не мог сохраниться в первозданном виде, потому что с ним обращались как со своим своим достоянием. Фактически сразу под род­ное произношение была переделана фонетика. Лексические и морфологические системы также Восточнославянские литературные языки были в прин­ципе открыты для обоюдного проникания: в летописях мы стал­киваемся как с фактически русскими морфологическими форма­ми, так и со старославянскими. Неминуемым стало возникновение та­ких форм книжной речи, где старославянские элементы были представлены в минимуме. Появляются различного рода тексты смешанного нрава.

Высшие художественные заслуги восточных славян связа Восточнославянские литературные языки­ны с такими монументами, как «Повесть временных лет», «Слово о законе и благодати митрополита Илариона», «Житие Феодосия Печерского», «Слово о полку Игореве», «Моление Даниила За­точника» и др. Язык этих произведений в большей степени книжнославянский со значительными вкраплениями фактически восточнославянских частей.

Таким макаром, на Руси создалась Восточнославянские литературные языки ситуация, в рамках которой писались тексты на практически идеальном книжнославянском язы­ке (тексты Евангелий) и тексты, в наибольшей степени приближенные к восточнославянской бытовой речи (деловые доку­менты). В науке еще не закончен спор о том, можно ли считать бизнес письменность разновидностью литературного языка. Одни считают, что конкретно деловая речь — это Восточнославянские литературные языки начало российского литера­турного языка (С.П.Обнорский), другие молвят о 2-ух относи­тельно самостоятельных разновидностях старого российского лите­ратурного языка (В.В.Виноградов), третьи считают, что только книжнославянский язык можно рассматривать в качестве литера­турного в Старой Руси (А.А.Шахматов, Н.И.Толстой, Б.А.Ус­пенский, В Восточнославянские литературные языки.К.Журавлев). Более поэтично (как это по­зволяют рамки научного стиля) в пользу старославянской базы российского литературного языка высказался В.К.Журавлев: «Совре­менный российский литературный язык — восточнославянские на­родно-поэтические и народно-разговорные узоры, умело вы­тканные украинско-белорусскими и русскими мастерами слова на южнославянском полотне кирилло Восточнославянские литературные языки-мефодиевской книжнославянской традиции». В собственном предстоящем изложении мы исходим из этой последней точки зрения, признавая при всем этом возможность существования других позиций по данному вопросу.

В XI — XIV вв. уже возникают монументы, в каких отража­ются черты будущих восточнославянских языков. Вкупе с тем эти черты еще не так развиты, чтоб можно Восточнославянские литературные языки было гласить об отдельных литературных языках. После того как Киевская Русь поначалу распадается на бессчетные «суверенные» княжества, а позже становится жертвой прямой злости со стороны сосе­дей, общие традиции в книжной культуре становятся затрудни­тельными. Новгородско-псковские земли остаются независимы­ми, но испытывают сильное воздействие со стороны Восточнославянские литературные языки Запада. Владимиро-Суздальские земли навечно входят в состав Золотой Орды. Местности Юго-Западной Руси (современные Белоруссия и Украина) равномерно втягиваются в сферу воздействия Величавого Кня­жества Литовского, а позже — Польши.

Славянская книжная культура на всех этих землях продолжает развиваться, но условия для развития различные. Более устойчи­выми оказались высшие проявления Восточнославянские литературные языки литературного языка, свя­занные с языком православной церкви. Всюду, где сохранилось православие, сохранилось кирилло-мефодиевское наследство в виде книжнославянского языка. Невзирая на то что восточные славяне входили в состав самых различных муниципальных объединений, со­хранялось единство Российской православной церкви.

Очень подходящие условия для развития письменности на российском языке сложились в Восточнославянские литературные языки Величавом Княжестве Литовском. В этом государстве, возникшем в 40-е гг. XIII в. в итоге присоедине­ния нескольких российских княжеств к Литве, большая часть населе­ния составляли не литовцы, а восточные славяне. Многие литов­ские князья были православными. В качестве муниципального язы­ка был принят славянский (литовцы к тому времени Восточнославянские литературные языки еще не име­ли собственной письменности). Равномерно формируется западнорусский деловой язык, на котором скоро начинают не только лишь писать дело­вые документы, да и создавать тексты других жанров, включая полемическую и развлекательную литературу.

В 1386 г. величавый литовский князь Ягайло воспринимает католиче­ство и, женившись на польской принцессе Ядвиге Восточнославянские литературные языки, становится польским владыкой. Происходит объединение (еще пока очень некрепкое) Литвы и Польши под одной царской властью. На местности Литовского княжества начинает распространяться католичество. Долгое время Литва и Польша сохраняли отно­сительную автономность, нередко литовские князья проводили са­мостоятельную политику. Но в 1569 г. происходит окончатель­ное слияние Литвы и Восточнославянские литературные языки Польши в единое правительство — Речь Посполитую. Равномерно западнорусский литературный язык, все более отрываясь от церковной книжности, втягивается в сферу воздействия польского языка. Поначалу он воспринимает в себя огромное количество полонизмов, позже грамматический строй этого язы­ка адаптируется к польскому, и в конце концов этот язык полно­стью выходит из Восточнославянские литературные языки потребления, заменяясь польским. Перед тем как пропасть, западнорусский язык оказал существенное влия­ние на российский литературный язык Москвы.

Скорейшему «ополячиванию» западнославянского языка спо­собствовала принятая в 1596 г. Брестская церковная уния, по ко­торой часть православных признала в качестве главы собственной церк­ви Римского папу. Со собственной стороны римская церковь соглашалась Восточнославянские литературные языки на сохранение православной обрядности, включая внедрение книжнославянского языка. Принятая уния подготавливала даль­нейшее движение Речи Посполитой на восток, но она реаль­но отдала толчок к началу восстаний посреди православного населения. В конечном итоге борьба с унией привела в 1654 г. к тому, что Украина добровольно присоединилась к государству, с Восточнославянские литературные языки которым ее связы­вало единство православной веры, т.е. к Рф.

До середины XVII в. нет суровых оснований гласить об от­дельном существовании восточнославянских литературных языков. Будучи объединенными одной верой — православием, восточные славяне воспользовались общим для их книжнославянским литера­турным языком. Сошлемся на знатное мировоззрение В.В.Виногра­дова Восточнославянские литературные языки, который начал свою наилучшую работу по истории российского литературного языка (1938) фразой: «Русским литературным язы­ком Средневековья был язык церковно-славянский». Этим утвер­ждением совсем не отрицается то, что до XVII в. создавались памят­ники, отражающие черты каждого отдельного славянского языка.

К XVII в. у восточных славян было два главных Восточнославянские литературные языки центра книж­ности — Киев и Москва. В итоге воссоединения Рф и Украины в 1654 г. в границах 1-го страны оказалось два центра книжности. Можно представить, что победителем дол­жен был оказаться центр, находившийся в столице, т.е. в Москве. Но случилось по другому. Предоставим слово Н.С.Трубецкому: «Практически вопрос сводился к Восточнославянские литературные языки тому, какую из 2-ух редакций российской культуры следует полностью принять и какую полностью от­вергнуть... Правительство встало на сторону украинцев, что исходя из убеждений политической было совсем верно: неминуемое недовольство великороссов могло привести разве только к мятежам чисто местного нрава, тогда как неудовольствие украинцев могло существенно затруднить Восточнославянские литературные языки и даже сделать неосуществимым истинное воссоединение Украины... Правитель Петр поставил для себя целью европе­изировать русскую культуру. Ясно, что для выполнения этой задачки могла быть применима только западнорусская, украинская редакция российской культуры, уже впитавшая в себя некие элементы ев­ропейской культуры... Таким макаром, древняя великорусская, мос­ковская культура при Восточнославянские литературные языки Петре погибла; та культура, которая со вре­мен Петра живет и развивается в Рф, является органическим и конкретным продолжением не столичной, а киевской, украинской культуры. Эта единая российская культура после­петровского периода была западнорусской — украинской, но рус­ская государственность была по собственному происхождению велико­русской, а поэтому и Восточнославянские литературные языки центр культуры был должен переместиться из Украины в Великороссию. В итоге и вышло, что эта культура стала не специфично великорусской, не специфи­чески украинской, а общерусской». Произнесенное Н.С.Трубец­ким разъясняет, почему посреди деятелей российской культуры 2-ой половины XVII — начала XVIII в. настолько не мало выходцев с юго Восточнославянские литературные языки-за­падных земель: Симеон Полоцкий (1629— 1680), Феофан Прокопович (1681 — 1736), Антиох Кантемир (1708— 1744) и другие. Они все трудились над созданием общерусской культуры и общерус­ского литературного языка. Потому длительное время вопрос об от­дельных украинском и белорусском литературных языках просто не появлялся. Конкретно усилиями 3-х восточнославянских народов был дан толчок к формированию российского литературного языка Восточнославянские литературные языки нового типа, т.е. языка, не занимающего подчиненного положе­ния по отношению к языку церкви.

Таковой язык в Рф начинает интенсивно формироваться в нача­ле XVIII в. Это век лингвистических тестов, конкретно по­этому он вызывает интерес профессионалов и полное равнодушие рядовых читателей. Основная лингвистическая неувязка XVIII в Восточнославянские литературные языки. — что делать с церковно-славянским наследием? Вернувшийся из Па­рижа В. К. Тредиаковский (1703 — 1768) предлагает избавиться от книжнославянского наследства и писать на том языке, на котором гласит образованное общество. Это в теории. Фактически же Тре­диаковский, отпрыск священника, не сумел отрешиться от церковного наследства в собственных произведениях. В то время Восточнославянские литературные языки полный отказ от цер­ковного языка был равносилен отказу от столетний российской культу­ры. Скоро Тредиаковский кардинально изменил свою позицию и стал отстаивать мировоззрение, согласно которому только церковному языку надлежит быть языком российской культуры.

Такая программка также не имела фуррора. Повторим прямо за А.С.Пушкиным: «...к счастию, явился Ломоносов». Конкретно Восточнославянские литературные языки М.В.Ломоносову (1711 —1765) методом сотворения системы 3-х сти­лей удалось сохранить на какое-то время шаткое равновесие меж­ду церковно-славянским и разговорным языками. Для этого он вполне выгнал из потребления те церковные «обветшалые» языковые средства, которые были непонятны образованной час­ти общества. Те церковно-славянизмы, которые, по его Восточнославянские литературные языки воззрению, были «вразумительны», он разрешил использовать, но исключительно в «высоком штиле», где не допускались лишне просторечные вы­ражения. Награда Ломоносова заключается в том, что две стихии, книж­ная и разговорная, есть у него в границах одной системы, хотя и разведены по различным стилям. Пушкин писал о его Восточнославянские литературные языки языке:

«Слог его, ровненький, расцветающий и красочный, заемлет главное достоинство от глубочайшего познания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным».

До конца XVIII в. российский литературный язык развивается по пути, проложенному Ломоносовым. Книжная и разговорная сти­хия притираются друг к другу, взаимодействуя снутри стройной системы 3-х стилей Восточнославянские литературные языки.

К концу XVIII в. теория 3-х стилей Ломоносова закончила со­ответствовать языковой практике. Новые литературные жанры, большей частью житейские, создавались в среднем стиле, как раз на этот стиль меньше всего уделял свое внимание Ломоносов. Он не отдал советов в отношении среднего стиля. Не считая того, очень животрепещущей Восточнославянские литературные языки стала неувязка заимствований, в пер­вую очередь из французского языка.

Сначала XIX в. разгорается полемика о последующих путях раз­вития российского литературного языка. В истории российской литерату­ры этой полемике обожают придавать политическую расцветку, кото­рая, непременно, имела место, но главный предмет разногласий был все-же чисто лингвистический. Полемика велась Восточнославянские литературные языки меж «новаторами», последователями Н.М.Карамзина (1766—1826), и «архаистами», сторонниками А. С. Шишкова (1754—1841). «Карам­зинисты» стремились перенести в Россию языковую ситуацию, которая была во Франции. Особо отметим, что заимство­ванию подлежал не французский язык, а языковая ситуация. Это подразумевало сближение книжного и разговорного языков, как то и было во Восточнославянские литературные языки Франции, где гласили и писали на одном и том же языке. Известен девиз «карамзинистов»: «Писать, как молвят, и гласить, как пишут». В истории всех литературных языков стрем­ление сблизить книжный и разговорный языки всегда осуществ­ляется за счет демократизации языка книжного.

Таким макаром, языковая программка «карамзинистов» предпо­лагала Восточнославянские литературные языки отказ в книжном языке от тех частей, которые отсут­ствовали в устной речи образованного общества. Вот поэтому главные усилия приверженцев Карамзина были ориентированы на изгнание из книжного языка церковно-славянских частей. Но это были как раз те элементы, которые являлись системообразую­щими для российского литературного языка в протяжении тысяче­летия. Полная Восточнославянские литературные языки реализация программки «карамзинистов» привела бы к разрушению книжной традиции. Нет никакой убежденности в том, что новенькая традиция смогла бы распространиться на всем про­странстве потребления российского языка. Не исключено, что нас ждало появление нескольких литературных традиций, что безизбежно привело бы к дроблению литературных сил.

Отказываясь от церковных частей Восточнославянские литературные языки в российском языке, «ка­рамзинисты» должны были отыскать другую опору для литературно­го языка. Во Франции законодателем языковой моды выступал аристократический салон. Взоры «карамзинистов» обратились к российскому аристократическому салону: конкретно там, согласно французской программке, было надо отыскать эталоны правильной российской речи. При всем этом повышенное внимание было обращено на тех, кого Восточнославянские литературные языки «тлетворное» воздействие церковно-славянского языка должно было коснуться в малой степени.

Это были дамы. Конкретно они были объявлены главными судьями в решении заморочек роскошной словесности. Никогда — ни до, ни после — в российской культуре авторитет дамы не был настолько высок! На этом пути «карамзинисты» столкнулись с неувязкой, которая, возможно Восточнославянские литературные языки, в принципе не имела решения. Сам Карамзин писал: «Русский кандидат авторства, недоволь­ный книжками, должен закрыть их и слушать вокруг себя разгово­ры, чтоб совершеннее выяснить язык. Здесь новенькая неудача: в наилучших домах молвят по-французски! Милые дамы, которых над­лежало бы только подслушать, чтоб украсить роман либо коме­дию Восточнославянские литературные языки разлюбезными, счастливыми выражениями, пленяют нас не­русскими фразами».

Итак, салон не мог обучить русскому языку, архаизированный книжный язык казался безвыходно устаревшим. Под пером мно­гих «карамзинистов» российский язык «выцветал»: книжные архаизи­рованные слова изгонялись, просторечные народные выражения в него не допускались, потому что могли обидеть слух Восточнославянские литературные языки той дамы, для которой, по воззрению «карамзинистов», и была роскошная словесность. При бесспорной победе «карамзинистов» российский литературный язык утратил бы многие из собственных стили­стических ресурсов.

Путь врагов Карамзина также не мог привести к успеху. Шишков настаивал на том, что развитие каждого литературного языка имеет свою специфику, потому нельзя переносить языко-

вую Восточнославянские литературные языки ситуацию Франции в Россию. В стремлении «карамзинистов» отрешиться от книжнославянского языка А. С. Шишков лицезрел при­знаки варварства, он писал: «Ничего нет безрассуднее, как ду­мать, что Славенский язык не нужен для красы нового Рос­сийского слога».

Выступая в защиту российского языка, «шишковисты» не считали необходимым хлопотать о его Восточнославянские литературные языки разговорной форме, полагая, что в быту полностью возможно обойтись этим же французским языком либо диалект­но-просторечной формой российского языка. Сам Шишков дома го­ворил на французском языке, разговорная форма языка была вне его интересов2. При всем том, что многие научные идеи Шишко­ва очень увлекательны, ни ему самому Восточнославянские литературные языки, ни его последовате­лям не удалось сделать такие тексты, которые бы читались рус­ским образованным обществом.

Наша родина ожидала человека, который бы сумел, не отказываясь от старого книжного наследства, приблизить российский литературный язык к живой речи, обучить Россию читать, писать и гласить по-русски. Необходимы были такие творения, после Восточнославянские литературные языки чтения которых ни одна провинциальная Татьяна уже не отважилась бы писать свое послание к возлюбленному на французском языке.

Подвиг слияния разговорного и книжного языка в границах единой системы сделал А. С. Пушкин (1799—1837). Длительное время принято было считать, что Пушкин только продолжатель карам-зинской полосы в российской литературе. Это Восточнославянские литературные языки не совершенно так. Пушкин отторг почти все из наследства «карамзинистов». Во-1-х, он не отказался от церковно-славянизмов, как того добивалась карам-зинская школа; во-2-х, в отличие от «карамзинистов» он счи­тал, что разговорный язык не должен быть подобен книжному, а должен отличаться от него; в Восточнославянские литературные языки-3-х, основной источник расши­рения словаря литературного языка он находил не в устах салон­ной дамы, плохо говорящей по-русски, а в языке народном.

Конкретно после Пушкина образованная Наша родина стала читать, гласить и писать по-русски. Это касалось и самого Пушкина: по­чти все его письма к дамам написаны по-французски Восточнославянские литературные языки и толь­ко для супруги он делает исключение: его письма к ней написаны в главном на российском языке. Как лицезреем, даже свою супругу он учил жить в Рф, говорящей на собственном родном языке.

Благодаря усилиям Пушкина мы получили уникальный лите­ратурный язык. Н.С.Трубецкой писал: «Сопряжение Восточнославянские литературные языки церковно­славянской и великорусской стихий, будучи основной особенно­стью российского литературного языка, ставит этот язык в совершен­но исключительное положение. Тяжело указать нечто схожее в каком-нибудь другом литературном языке». Конкретно в творчестве Пушкина вышло окончательное органическое слияние 2-ух языковых стихий.

Какое-то время казалось, что новые имена сумеют Восточнославянские литературные языки превзойти сла­ву Пушкина. То, что Наша родина живет в ином социолингвистическом пространстве, не было сходу увидено. Делались пробы не удовлетвориться тем литературным языком, который уже был сотворен усилиями Пушкина. Так, В.И.Даль в 1860 г. гласил: «Язык наш, для потребностей образованного круга, еще не сложился». Естественно, это Восточнославянские литературные языки заблуждение величавого словарника. Российский лите­ратурный язык к тому времени уже сложился — это был язык Пушкина. Кажется, только поближе к концу XIX в. Наша родина совсем поняла то, что она имеет в лице Пушкина.

Еще до того, как сложилась наука об истории российского литера­турного языка, уникальность Пушкина как реформатора Восточнославянские литературные языки языка была глубоко понята Тургеневым, который в 1880 г., выступая на открытии монумента поэту в Москве, произнес: «Он отдал оконча­тельную обработку нашему языку, который сейчас по собственному богат­ству, силе, логике и красе формы признается даже иностран­ными филологами чуть ли не первым после древнегреческого».

Таким макаром, награда Пушкина не только Восточнославянские литературные языки лишь и не столько в написании превосходных творений, сколько в разработке того уни­версального средства для выражения хоть какой государственной куль­туры, каким является литературный язык. Конкретно в этом состоит уникальность Пушкина в российской культуре. Никто и никогда больше не будет в нашей истории творцом российского Восточнославянские литературные языки литературного язы­ка, эта роль навеки остается за Пушкиным.

Украинский язык

Лингвоним - украiнська мова.

1-ые письменные монументы относятся в ХП веку, литературный язык сформировался в Х1У веке. Система письма - кириллица. Язык флективного строя.

В области фонетики:

- гласные не подвергаются редукции и ясно различаются как в сильной, так и в слабенькой Восточнославянские литературные языки позиции;

- в системе согласных: [г] - фрикативный, наличествуют звука [дз], [дж]: дзвоник, бджола (пчела);

- в конце слова звонкость согласных не теряется;

- нет ассимиляции по глухости;

- [ц] - [ц']: цибуля - околиця, [ч] жесткий: час, чорний;

- ударение силовое, подвижное, разноместное;

- коротких и длительных гласных, носовых, слогообразующих плавных нет.

В области морфологии:

-есть Восточнославянские литературные языки звательный падеж;

- категории определенности - неопределенности, двоякого числа, супина нет;

- инфинитив сохранился;

- прошедшее время аналогично русскому языку;

- два спряжения;

- четыре склонения:


vosstanovitelnij-period.html
vosstanovlena-okraska-perev-drevnego-pingvina.html
vosstanovlenie-bolshogo-katamarana.html